О пасеке

Пчеловодство, разведение и содержание пчел. Пчелы и здоровье. Огород, сад, дача.

Июнь, 2015
02

Обращение в Конституционный Суд РФ

Опубликовал: Petr_MS




Право пчеловодов на обращение в Конституционный Суд РФ

Хозяину пасеки довольно сложно возместить ущерб при отравлении пчел пестицидами. Положительных примеров очень мало. Поэтому случаи, когда суды отказывают в удовлетворении исков, играют большую роль для сбора доказательств вины отравителей пчел и помогают пострадавшей стороне избежать ошибок. Каждый пример рассмотрения такого иска в суде имеет некоторые особенности, на которые и хочется обратить внимание пчеловодов.

Рассмотрим конкретный случай. В Краснодарском крае 4 июня 2011 г. ОАО «Агрофирма «Кавказ»» (далее агрофирма. — Авт.) с помощью авиации обрабатывала пестицидами свои земельные участки. В результате на пасеке В.В.Стельникова, проживающего на окраине станицы Тбилисской, погибли все 75 пчелиных семей с расплодом. Ущерб составил 3 719 000 руб. Тбилисский районный суд, рассматривая гражданское дело по иску Стельникова, решением от 19 октября 2011 г. исковые требования удовлетворил и взыскал с агрофирмы нанесенный ущерб.

Доказательствами вины ответчика суд признал акт от 5 июня 2011 г., составленный заместителем начальника ГУП КК «Управление ветеринарии Тбилисского района». В нем указано, что во всех ульях и вокруг них найдено множество павших пчел. Факт подмора пчел подтвержден экспертизой, проведенной ГУ КК «Кропоткинская краевая ветеринарная лаборатория». Согласно ей при химико-токсикологическом исследовании трупов пчел обнаружена положительная реакция на фосфорорганические пестициды, а хлорорганические пестициды и синтетические пиретроиды не установлены.

Однако ответчик в суде утверждал, что при обработке полей применяли безопасный препарат «Карате Зеон», а обработку полей проводило ООО «РусАгрАвиа», которое само устанавливает маршрут подлетов. На эти доводы суд указал, что в соответствии со статьей 1079 Гражданского кодекса РФ ответственность в данном случае возложена на собственника имущества, то есть на агрофирму, и она обязана возместить ущерб. Ответчик заявил, что у истца отсутствует акт отбора образцов продукции, поступившей на экспертизу. На это суд отметил, что в заключении экспертизы №1664 от 13 июня 2011 г. указано, что на экспертизу поступила проба-подмор пчел в опечатанном виде с актом отбора.

Ответчик нарушил и требования Закона Краснодарского края «О пчеловодстве». В соответствии с ним в целях недопущения отравления пчел сельхозпредприятия любых организационно-правовых форм и форм собственности, крестьянские (фермерские) хозяйства, применяющие пестициды и (или) агрохимикаты для обработки сельскохозяйственных культур, за 3 дня до начала обработки обязаны предупредить владельцев пасек, зарегистрированных по месту пребывания, расположенных в радиусе до 7 км от обрабатываемых участков, и сообщить об используемом препарате, его токсичности и сроках изоляции пчелиных семей.

19 мая 2011 г. в газете «Прикубанские огни» агрофирма разместила объявление, что она с 16 мая по 27 июня 2011 г. проводит на своих полях авиаработы. Сведений о применяемом препарате, его токсичности и сроках изоляции пчелиных семей сообщено не было, что лишило возможности Стельникова изолировать своих пчел как на время обработки полей, так и на срок сохранения токсичности используемого препарата.

На судебном заседании ответчик заявил, что для полноты исследования материалов дела следовало установить владельцев всех соседних полей и выяснить, не обрабатывались ли эти поля. На это суд указал, что сообщений сельхозпредприятий и крестьянских (фермерских) хозяйств, расположенных в радиусе 7 км от домовладения истца, о предстоящей обработке полей как воздушным, так и наземным способом не было.

На решение суда директор агрофирмы подал кассационную [по измененному Гражданско-процессуальному кодексу (ГПК) РФ апелляционную]жалобу. Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда 15 декабря 2011 г. вынесла определение, которым решение районного суда отменила и фактически сделала выводы совершенно противоположные решениям районного суда.

Например, районный суд доказательствами вины ответчика признал заключение экспертизы №1664, однако краевой суд указал в своем определении, что заключение эксперта для суда необязательно и сослался на статью 86 ГПК РФ. При этом краевой суд указал, что в пробах доставленного материала не был обнаружен препарат «Карате Зеон», который ответчик использовал для обработки полей. Помимо того, районному суду следовало бы выяснить, какой препарат применял ответчик, является ли этот препарат опасным или безвредным для пчел, прошел ли он сертификацию соответствия требованиям нормативных документов ГОСТа.


Краевой суд также заметил, что приказом Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 19 июля 2007 г. №224 «О санитарно-эпидемиологических экспертизах, обследованиях, исследованиях, испытаниях и токсикологических, гигиенических и иных видах оценок» с последующими изменениями утвержден порядок организации и проведения санитарно-эпидемиологических, гигиенических и иных видов оценок, в соответствии с которым для проведения санитарно-эпидемиологической экспертизы продукции предоставляются следующие документы: образцы продукции в количестве, необходимом для санитарно-эпидемиологической экспертизы; акт отбора образцов продукции, поступившей на санитарно-эпидемиологическую экспертизу.

Краевой суд указал, что истцом не был представлен акт отбора образцов. На экспертизу образцы поступили только 7 июня 2011 г., в то время как факт гибели пчел был зафиксирован 5 июня 2011 г. По всем этим обстоятельствам краевой суд признал экспертизу недостоверным доказательством.

В данном случае рекомендации суда руководствоваться приказом №224 вызывают сомнение. Краевой суд правильно сослался на Закон Краснодарского края «О пчеловодстве», требующий за 3 дня предупреждать владельцев пасек,   расположенных в радиусе до 7 км от обрабатываемых участков. Как бы в подтверждение этих положений закона суд отметил, что в газете имеется сообщение о проведении агрофирмой на полях авиаработ с 16 мая по 27 июня 2011 г., то есть указан срок более одного месяца, но почему-то суд не признал это нарушением закона.

Краевой суд признал размер ущерба необоснованным и указал, что в акте, составленном заместителем начальника ГУП КК «Управление ветеринарии Тбилисского района», отмечено, что при осмотре пасеки в количестве 75 ульев в них и вокруг них выявлено множество павших пчел, а факт гибели всех 75 семей не зафиксирован. От установления количества погибшей летной пчелы зависит размер как реального ущерба, так и упущенной выгоды.

Дело было направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. Определение краевого суда не было обжаловано и вступило в силу.

Одновременно с рассмотрением гражданского дела в суде решался вопрос о возбуждении уголовного дела. 31 января 2012 г. следственным отделением отдела МВД РФ по Тбилисскому району хоть с опозданием, но было возбуждено уголовное дело по обвинению главного агронома агрофирмы в совершении преступления, предусмотренного статьей 168 Уголовного кодекса РФ, то есть в уничтожении чужого имущества в крупном размере путем неосторожного обращения с источниками повышенной опасности.

Предварительным следствием было установлено: главный агроном, являясь должностным лицом агрофирмы, 4 июня 2011 г. около 15 ч обрабатывал поля, расположенные к западу от станицы Тбилисской, препаратом «Террадим, КЭ», запрещенным к применению методом авиаобработок. Следовательно, не выполнив требования Закона Краснодарского края «О пчеловодстве», в соответствии с которыми за 3 дня до начала обработки необходимо предупредить владельцев пасек и сообщить о токсичности применяемого препарата, а также сроках изоляции пчелиных семей, главный агроном небрежно отнесся к своим должностным обязанностям, чем лишил Стельникова возможности изолировать принадлежащих ему пчел.

В процессе расследования была проведена химико-токсикологическая судебная экспертиза трупов пчел. Реакция на наличие фосфорорганических пестицидов оказалась положительной. Результаты предварительного расследования бесспорно доказали, что по указанию главного агронома был использован препарат, запрещенный к применению с помощью авиации.

Мировой судья, рассматривая уголовное дело, прекратил его, поскольку к этому моменту истекли сроки давности привлечения главного агронома к уголовной ответственности. Он согласился с прекращением уголовного дела по этим основаниям, признав тем самым свою вину. Тбилисский районный суд, рассматривая дело в апелляционном порядке, постановление мирового судьи оставил в силе.

С учетом материалов уголовного дела Стельников обратился в Тбилисский районный суд с исковым заявлением к агрофирме о возмещении ущерба. К ноябрю 2013 г. ее правопреемником стало агрообъединение «Кубань», находящееся в г. Усть-Лабинске. Поэтому гражданское дело было передано по подсудности в Усть-Лабинский районный суд.

В январе 2014 г. Усть-Лабинский районный суд дело рассмотрел и в удовлетворении исковых требований полностью отказал. Чем это мотивировано?

В первую очередь суд повторил вывод кассационной (ныне апелляционной) инстанции краевого суда от 15 декабря 2011 г., в соответствии с которым заключение экспертизы №1664 не было признано доказательством. Заключение экспертизы №1189, проведенной по уголовному делу, также не признано доказательством. Как указано в решении суда, при проведении экспертизы были взяты за основу документы и фотографии, сделанные 5 июня 2011 г., без выезда и осмотра фактического места происшествия, без отбора проб и образцов.

Эксперт не провел фактического соответствия объемов пострадавших пчел, что не соответствует требованиям Федерального закона от 31 мая 2001 г. №73-Ф3 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» и нормам ГПК РФ. Суд указал, что истец не представил надлежащего акта отбора проб и образцов, а представленный акт не соответствует требованиям «Унифицированных правил отбора проб сельскохозяйственной продукции для определения микроколичеств пестицидов», утвержденных заместителем Главного санитарного врача СССР от 21 августа 1979 г. №2051-79.

Отступим от анализа решения суда, но заметим, что он уже не руководствуется названным ранее приказом №224, однако ссылка на «Унифицированные правила» тоже вызывает сомнения в обоснованности их применения. Эти правила предназначены для различных санитарно-эпидемиологических станций и лабораторий Минздрава СССР, Минсельхоза СССР и лабораторий других министерств и ведомств, занимающихся анализом остаточных количеств пестицидов и биопрепаратов в продуктах питания, кормах и внешней среде. Возникает вопрос: какое отношение данные правила имеют к отравленным пчелам? Ответа на него в решении суда нет.

Суд указал, что ответчик проводил авиахимическую обработку согласно требованиям безопасности с предварительным предупреждением населения. Это подтверждается публикацией в газете. Суд тем самым признал, что требования Закона Краснодарского края «О пчеловодстве» были исполнены, хотя указанный вывод противоречит истине. Другие выводы суда также вызывают вопросы, но останавливаться на них не хочется.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда решение Усть-Лабинского районного суда оставлено в силе, а апелляционная жалоба истца — без удовлетворения; Определением Краснодарского краевого суда от 17 июля 2014 г. Стельникову отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в заседании суда кассационной инстанции.

Итак, один районный суд удовлетворил исковые требования Стельникова, но краевой суд отменил это решение. На предварительном следствии вина главного агронома агрофирмы была доказана, но мировой судья прекратил дело вследствие истечения срока давности. Другой районный суд отказал в удовлетворении исковых требований Стельникова, с чем согласился краевой суд. При таких противоречивых решениях по делу Стельникову было отказано в защите своих имущественных прав в судебном порядке в кассационной инстанции краевого суда.

Любое вступившее в силу решение суда имеет силу закона. Нравится такое решение или не нравится, но его следует исполнять. В данном случае при противоречивых решениях по делу гражданин лишен права на дальнейшую защиту своих имущественных прав. В связи с этим возникает вопрос: соответствует ли Конституции РФ статья 381 (часть 2 пункт 1) ГПК РФ, в соответствии с которой судья единолично принимает решение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции? Не ставит ли он тем самым в неравное положение тех граждан, кассационные жалобы которых передаются для рассмотрения в эту судебную инстанцию? Несколько схожее положение складывалось с нормами Уголовно-процессуального кодекса РФ до декабря 2013 г.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 25 марта 2014 г. №8-П разъяснил, что он «принимает к рассмотрению жалобы граждан на нарушение их конституционных прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, если придет к выводу, что оспариваемые законом положения затрагивают конституционные права и свободы законом».

Конституционный Суд РФ неоднократно указывал, что исходя из принципа юридического равенства применительно к реализации конституционного права на судебную защиту вытекает требование, в силу которого однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом. Соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях).

Также Конституционный Суд РФ разъяснил, что правовое регулирование, при котором в одной правовой ситуации возможность судебной защиты в суде кассационной инстанции полностью блокируется отказом судьи передать дело на рассмотрение суда кассационной инстанции как первым процессуальным решением, определяющим судьбу кассационной жалобы, а в другой — возможность лица добиваться положительного решения по своей кассационной жалобе не утрачивается, при том что такое различие не обусловлено разумными и объективными основаниями, создает предпосылку для нарушения конституционного принципа равенства всех перед законом и судом и для ограничения конституционного права на судебную защиту.

Конституционный Суд РФ указал, если судьей (в нашем примере Краснодарского краевого суда. — Авт.) вынесено постановление об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения на судебном заседании суда кассационной инстанции в отличие от лиц, по кассационным жалобам которых президиумом соответствующего суда постановление выносится, тем самым в нарушение конституционного принципа равенства вводится не имеющее объективного и разумного оправдания различие в процессуально-правовом положении лиц, относящихся к одной категории, при реализации ими права на обращение с жалобой в суд кассационной инстанции.

Таким образом, с учетом обстоятельств дела у пчеловода Стельникова имеются основания для обращения с заявлением в Конституционный Суд РФ с просьбой признать статью 381 (часть 2 пункт 1) ГПК РФ в той части, в которой судья по результатам изучения кассационной жалобы выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения на судебном заседании суда кассационной инстанции, не соответствующей Конституции РФ. В соответствии со статьей 19 (часть 1) Конституции РФ все равны перед законом и судом. Согласно статье 46 (части 1 и 2) Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суде.

В соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Справочный материал для подачи заявления имеется на сайте Конституционного Суда РФ.

Почетный работник Прокуратуры
Российской Федерации, старший
советник юстиции Н.АСТАФЬЕВ
ж-л «Пчеловодство» №10, 2014 г.





Организация и оборудование любительской пасеки
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Общайтесь со мной:

Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong

Хотите получать новые статьи на почту? Введите свой Email

 

 

«С этой статьей также смотрят:»

Ваш отзыв


    Обо мне

    E-mail: petr9921()yandex.ru

    Skype: Petr_MS

    HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика