О пасеке

Пчеловодство, разведение и содержание пчел. Пчелы и здоровье. Огород, сад, дача.

Дек, 2015
20

В Спасском-Лутовинове

Опубликовал: Petr_MS




Пчелы в Спасском-Лутовинове

Богатейшая медоносами Мценская земля, что на Орловщине, всегда славилась пчеловодством. С незапамятных времен бортники добывали там первоклассный мед, жили в особых поселениях — станах. Например, из писцовых книг известен стан Мцен-ские бортники. Да и название города Мценска, по свидетельству писателя и этнографа В.И.Даля, происходит от слова «мцела» или «мчела», что по-вятически означает пчела.

В более поздние времена как на крестьянских, так и на дворянских подворьях пчеловодство было обычным делом. Не стала исключением и семья знаменитого писателя Ивана Сергеевича Тургенева. Пчелами занимался еще его дед. За матерью писателя — Варварой Петровной Тургеневой, урожденной Лутовиновой, — было дано огромное состояние, в несколько тысяч крепостных, с крупнейшим денежным капиталом. Несмотря на то, что рано осталась сиротой, она получила хорошее образование. Хозяйство Спасской усадьбы при В.П.Тургеневой было, что называется, полная чаша. Она умела извлекать пользу из всего. По воспоминаниям одного из крепостных, «леса доставляли ей материал на самые необходимые вещи, пчелы — прекраснейший душистый липовый мед и хороший воск».

Несмотря на развитие в усадьбе многих отраслей сельского хозяйства, предпочтение Варвара Петровна отдавала пчеловодству и цветоводству. «Я — пчеловодчица, — писала мать И.С. Тургеневу. — Все занимаюсь пчелами». Жизнью пчелиного царства Варвара Петровна так интересовалась, что приказала устроить у окон своего кабинета улей со стеклянными стенками. В другом письме к Ивану Сергеевичу Варвара Петровна сообщала: «Я все занимаюсь пчелами. Стеклянные ульи на своем месте. А как нынче гречишный год, то меду они принесли очень много. Я видела матку, опять несущую яйца, и потом, когда она вылетала погулять и захватил дождь, как она обсушивалась, и как ее пчелы облизывали, обтирали».

И еще два письма. Из Москвы: «Пиши, что ты здоров, что ты, пчела моя, высасываешь мед, который ты намерен выпустить из магазина, набранного в ячейки сота. Ты знаешь, что я пчеловодчица, то не мудрено, что говорю, как понимаю»; из Спасского: «Начал ли ты свои занятия? Мне жаль тебя, как пчелку, проковырявшую себе вощечок, чтобы вылезть на свет. Трудно Вам с нею; никто не поможет, сами продирайтесь».

Пчеловодство в Спасском-Лутовинове было поставлено с размахом. На пасеках в Чаплыгинском лесу насчитывалось до 1 тыс. ульев. На Орловщине и в соседних губерниях пасек подобных размеров не существовало. Следует учитывать и то, что в России в то время господствовала роебойная система пчеловодства, при которой ежегодно закуривали (попросту уничтожали) миллионы самых медопродуктивных семей, а на пасеках Варвары Петровны стояли рамочные ульи.


Для содержания такой крупной пасеки Тургеневым был нужен штат пчеловодов. Учитывая, что П.И.Прокопович изобрел рамочный улей в 1814 г. и времени с этого момента прошло немного, пчеловоды должны были быть людьми грамотными и иметь хотя бы минимальную подготовку по специальности. Возникают вопросы: где их готовили? Кто возглавлял и корректировал всю работу? Кроме того, необходимо было иметь мастерскую для изготовления сотен рамочных ульев, рамок, роевен, посуды для хранения меда и так далее, мастерскую по изготовлению вощины, воскобойню.

В 1822—1823 гг. семья Тургеневых в полном составе совершила большое заграничное путешествие. Возвращаясь домой, они побывали на хуторе, где жил и работал известный пчеловод Петр Иванович Прокопович. Однажды его имя встречается в переписке Варвары Петровны: «Я еду на встречу в Батурин. Там мой друг Прокопович, пчеловод». Состоялась ли та встреча? Точно не установлено. Однако известно, что в школе П.И.Прокоповича обучались пчеловодству крепостные из Орловской губернии.

Пасеки Тургеневых располагались в липовых лесах, их вывозили на посевы гречихи. Тогда пчелы не болели варроатозом и аскосферозом, их не травили пестицидами. Поэтому если предположить, что одна пчелиная семья давала 25-50 кг меда, то на тургеневских пасеках за сезон его откачивали 25-50 т. Употребить в пищу столько меда семья даже со всей прислугой не могла. Продать такое количество в Орле или на ярмарках на территории губернии тоже было нереально. Значит, существовали договоры на вывоз в столицу? Родственница писателя Екатерина Николаевна Конусевич, урожденная Тургенева, в 1925 г. писала: «Предложили 0,5 пуда меда за 1,5 пуда книг». Это свидетельствует об отсутствии и пчел, и меда. Куда делись пасеки? Распроданы? Конфискованы? Национализированы? Куда исчезли библиотеки, некогда бывшие центрами культурной жизни дворянских гнезд?

Родившись в образованной семье с богатыми пчеловодными традициями, постоянно следившей за новинками пчеловодной литературы, И.С.Тургенев не мог в своем творчестве не упоминать о пчелах. Но касается это в основном крестьянских пасек, что можно объяснить не только их живописностью, но и отсутствием на них рамочного пчеловодства.

В рассказе «Хорь и Калиныч» есть такие строки: «Когда невыносимый полуденный зной заставил нас искать убежища, он [Калиныч]свел нас на свою пасеку, в самую глушь леса. Калиныч отворил нам избушку, увешанную пучками сухих душистых трав, уложил нас на свежем сене, а сам надел на голову род мешка с сеткой, взял нож, горшок и головешку и отправился на пасеку вырезать нам сот. Мы запили прозрачный теплый мед ключевой водой и заснули под однообразное жужжание пчел и болтливый лепет листьев».

В рассказе «Живые мощи» автор пишет: «На склоне неглубокого оврага, возле самого плетня, виднелась пасека; узенькая тропинка вела к ней, извиваясь змейкой между сплошными стенами бурьяна и крапивы, над которыми высились, Бог ведает, откуда занесенные, остроконечные стебли темно-зеленой конопли. Я отправился по этой тропинке, дошел до пасеки. Рядом с ней стоял плетеный сарайчик, так называемый амшаник, куда ставят улья на зиму. Я заглянул в полуоткрытую дверь: темно, сухо; пахнет мятой, мелиссой». А вот отрывок одного из стихотворений Ивана Сергеевича:

В знойный вечер лип душистых
Раскрываются цветы;
И когда по ним слезами
Потечет прозрачный мед,
Вьется жадно над цветами

Пчел ликующий народ. Е.Н.Конусевич вспоминала: «Иван Сергеевич был большой любитель ездить — часто и мы с ним — за грибами и орехами. Запрягалась линейка, да еще две подводы. Такая масса была грибов... Когда ездили по грибы и за орехами, часто приезжали на хутор Чаплыгин с громадным лесом вокруг и пчельниками. Жил там старик — крепкий, коренастый, с крупными руками и ногами, белый как лунь, с густыми, в кружок обрезанными волосами, с нависшими длинными бровями, из-под которых нельзя было разглядеть даже глаз. Борода была по пояс. Мы дети, его боялись. Он пчелами занимался... Старик тот всегда приходил к Ивану Сергеевичу, держа в руках большую деревянную чашку с медом. Так было им заведено в храмовые праздники. Иван Сергеевич его очень уважал, угощал чаем и завтраком, подолгу говорил с ним. Несмотря на преклонный возраст, душа Ивана Сергеевича была молода, судя потому, что многое его интересовало, как юношу».

На крестьянских пасеках Мценского уезда еще очень долго господствовала колодная система содержания пчел. Роднику рационального пчеловодства, пробившемуся в Спасском-Лутовинове, не удалось оказать большого влияния на развитие пчеловодства в Центральной России.

Известный пчеловод-практик Х.Н.Абрикосов, родственник и секретарь Л.Н.Толстого, проживавший на хуторе Затишье Мценского района, спустя почти сто лет после изобретения рамочного улья вспоминал: «Еще раньше мне приходилось посещать пчельник одного старика по прозвищу Бирюк. Дед Бирюк, когда я стал бывать у него, был еще бодрый старик. Все на пасеке Бирюка было сделано его руками. Пасека деда Бирюка была вся обнесена плетнем и обсажена малиной. В середине пасеки было необыкновенное сооружение. Это была землянка, разделенная на два отделения. Одно служило омшаником для зимовки пчел, другое — для жилья самого деда. Дымовая труба от печки была сплетена из ивовых прутьев, изнутри обложена камнями и вымазана глиной. Земляная крыша землянки была сплошь засажена земляникой.

Пчеловодство же деда было самое простое — дупляночное. Несколько десятков колод живописно расставлены по пчельнику. Каждая колода у деда имела свое имя. Бывало зайдешь к нему вечерком посидеть и поговорить, а он и разойдется: «Уж и разволновался мой Федот сегодня, должно завтра роиться будет; а Петр — назад вернулся, — народ-то хочет, а матка не желает; а вот тот — Ванятка, какой задорный был летось, а ноне вовсе из сил выбился»». Никакого понятия о разумном пчеловодстве Бирюк не имел, несмотря на свою любовь к пчелам, вел пчеловодство по пчелобойной системе. Осенью он жестоко расправлялся со своими Петрами, Иванами... и самые медистые, лучшие семьи закуривал серой, отбирая у них мед. Пчельник давал Бирюку скудные средства к существованию, на которые он мог жить благодаря своим крайне ограниченным потребностям».

К сожалению, рациональное пчеловодство крайне медленно распространялось на крестьянских пасеках. Полностью к рамочному пчеловодству в Орловской области удалось перейти только к 1941 г.

В.П.НАУМКИН
г. Орел
ж-л «Пчеловодство» №8, 2015 г.





Организация и оборудование любительской пасеки
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Общайтесь со мной:

Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong

Хотите получать новые статьи на почту? Введите свой Email

 

 

«С этой статьей также смотрят:»

Ваш отзыв


    Обо мне

    E-mail: petr9921()yandex.ru

    Skype: Petr_MS

    HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика