О пасеке

Пчеловодство, разведение и содержание пчел. Пчелы и здоровье. Огород, сад, дача.

Апр, 2017
05

О роли бортничества

Опубликовал: Petr_MS




Находки археологов

О широком распространении медового промысла на Руси свидетельствуют разнообразные археологические находки. По мнению археологов, пчеловодство в форме бортничества на территории нашей страны было распространено уже в IX-XIII вв. Но скорее всего, этот промысел возник гораздо раньше — во второй половине I тысячелетия нашей эры. Изображения пчел обнаружены в окрестностях знаменитого на Алтае Телецкого озера, в Сибири — на скалах по берегам Енисея.

О роли бортничества у восточных славян можно судить по месту жертвоприношения, открытому на раскопках в Великом Новгороде в слое первой половины X в. Археологи нашли расположенные по кругу семь деревянных ковшей и два куска воска в форме правильных полукругов. Это следы братчинного пира славян-язычников, в хозяйственной деятельности которых большое место принадлежало бортничеству [6]. Изучение археологических находок позволяет ответить на многие вопросы из истории пчеловодства, например какими орудиями пользовались наши предки при изготовлении жилищ для пчел? Как бортники взбирались на дерево? Чем отбирали мед? Куда складывали запасы, где их хранили?

Для подъема на деревья с бортями использовали древолазные шипы. Они представляют собой небольшие скобы длиной 3-6 см с припаянным острием пирамидальной формы. Такие скобы можно подразделить на три группы [1, 7]: узкая пластинка, концы которой согнуты и заходят один на другой, острие находится посредине; широкая пластинка, один конец которой прямой, а другой закруглен, острие расположено посредине; овальная пластинка, переходящая в узкие согнутые концы, с острием посредине. Эти приспособления вполне могли прикреплять ремнями к лаптям, чтобы легче было взбираться на дерево. Орудия древних пчеловодов экспонируются в Государственном историческом музее (рис. 1).

древолазные шипы

Древолазные шипы находят на раскопках археологических памятников IX-XIII вв. и более поздних. Они обнаружены в рядовых курганах Гнездиловского могильника, в Стерженском городке, Серенском городище, в Великом Новгороде, Московской, Владимирской, Рязанской, Орловской областях и других местах.

На Руси применяли и более усовершенствованные древолазные шипы. В 1954 г. с раскопок в г. Переяславле-Рязанском в Рязанский краеведческий музей поступил железный предмет в виде овала с шипами и двумя петлями. Длина его составляет 12 см (с петлями 15,5 см), что соответствует ширине лаптя. Поэтому предмет вполне могли привязывать к ноге (см. рис. 1, а). Следует подчеркнуть, что на Рязанской земле бортничество было развито с давних пор и находка такого приспособления вполне закономерна.

Древолазный шип другого типа был обнаружен на раскопках одного из курганов во Владимирской области. Он состоит из железной пластинки шириной около 1 см и длиной 11 см, с острием в средней части. Концы пластинки согнуты петлями во внутреннюю сторону. Длина приспособления вместе с петлями составляет 12,5 см. В петли просовывали ремешок, которым пластинку крепко привязывали к лаптю (см. рис. 1, в).


В фондах Орловского областного краеведческого музея хранится древолазный шип, найденный в 1953 г. Верхнеокским отрядом Славянской археологической экспедиции Института истории материальной культуры под руководством Т.Н.Никольской на селище Лебедка (VIII-XIII вв.). Оно расположено на левом берегу реки Цон — левом притоке реки Оки (ныне это территория Урицкого р-на Орловской обл.). В радиусе 4-10 км от Лебедки обнаружено много городищ и селений той эпохи, жители которых наряду с другими промыслами занимались бортничеством [3]. Древолазный шип из селища Лебедка изготовлен из прямого железного стержневидного дрота прямоугольного сечения. Рабочий конец, предназначенный для крепления в дереве, заострен в виде однозубого шипа. Длина фрагмента шипа — 11,5 см, ширина — 0,5 см, длина зуба — 2,2 см (Архив Орловского краеведческого музея. Дело №3198).

Соты из бортей вынимали с помощью специальных орудий — медорезок (см. рис. 1, ж). Их нашли в кургане близ села Хизово Рогачевского района Могилевской области, в курганах возле сел Дубенково и Бельчицы под городом Полоцком Витебской области (Белоруссия), в Гочевском городище (Курская обл.) и на других раскопках. Любопытно, что медорезки, обнаруженные в столь отдаленных друг от друга местах, очень похожи. Это маленькие железные лопаточки трапециевидной формы с коленчатой рукояткой, вставляемой в деревянную рукоятку.

Медорезки были найдены и в Серенском городище (Калужская обл.) Верхнеокской археологической экспедицией Института археологии АН СССР под руководством Т.Н.Никольской. Остатки древнего города Серенска (1147 г.) площадью около 4 га располагаются на высоком правом берегу реки Серены. Во время раскопок, продолжавшихся в течение нескольких полевых сезонов (1965—1967, 1969, 1971 гг.), собрано около 15 тыс. находок, и среди них железные медорезки. Они представляют собой коленчатые ножи с лезвиями шириной 3,5-5 см и рукояткой длиной 7-12 см. По форме и размеру эти медорезки очень близки к современным пчеловодным ножам. (Бортники кроме медорезок могли использовать и обычные ножи.) По поводу находок Т.Н.Никольская пишет: «Обзор всего инвентаря из железа позволяет заключить, что подавляющее его большинство бытовало уже в IX или X веке» (Архив Орловского краеведческого музея. Дело №3198).

Инструменты древних пчеловодов археологи обнаруживали и в других местах, в том числе, правда в незначительном количестве, в Дьяковском городище и Братеевском селище. Сегодня это территория Южного административного округа Москвы.

Какие орудия применяли на Руси для выделывания бортей, точно не известно. На месте древнего города Вщижа (Брянская обл.), например, был найден узколезвийный топор длиной 36 см. Можно предположить, что он, как и мордовские топоры X-XV вв., предназначался для выдалбливания бортей. По-видимому, для данной цели, скорее всего, употребляли обычные долота и тесла. В Белоруссии кроме упомянутых выше орудий для выдалбливания бортей использовали скобель, буран, пешню, лопатень и циркуль, в Башкирии — топор, тесло с вогнутым лезвием и скобель. Многочисленные находки на территории Орловской области древних топоров, долот, тесел, сверл, ножей и других плотницких инструментов свидетельствуют о том, что нехватки инструмента для изготовления бортей у славян-вятичей не наблюдалось [2].

Вырезанные соты с медом складывали в деревянное ведерко, привязанное к поясу бортника. Собранный мед хранили в деревянных ведерках, колодах, лукнах (кадочках), глиняных кувшинах и горшках, а большие запасы — в бочках.

Железные обручи и дужки от деревянных ведерок неоднократно встречаются в курганах радимичей, дреговичей и древлян. Известны случаи подобных находок и во владимирских курганах. По-видимому, в ведерках в могилы клали соты. Если судить по обручам, ведерки были небольшие. В среднем диаметр обруча равен 18 см, ширина его составляет примерно 1 см. На раскопках кургана в Минской области (Белоруссия) обнаружены остатки ведерка, края которого были отделаны серебряными вызолоченными бляхами, одна из таких блях находилась на дне.

На раскопках кургана Черная Могила (г. Чернигов, Украина) обнаружены останки трех человек: мужчины, юноши и женщины. Скорее всего, захоронение относится к 960-м годам — эпохе князя Святослава. В размещении вещей видна определенная система. С мужчинами положены предметы вооружения и ратного быта, а с женщиной — орудия сельского хозяйства, злаки и домашняя скотина. Всю западную часть кострища занимают обручи и дужки деревянных ведер. Они идут неправильным полукругом от северного края кострища до южного. Всего стояло около 12 ведер, вероятно, с медом или вином. На каждом отроге полукруга, как бы замыкая его, находился железный сосуд [5].

Обычай ставить мед в курганах и упоминания об этом в письменных источниках свидетельствуют об изобилии и широком употреблении меда и напитков, приготовленных из него. В качестве меры для медовых напитков использовали бочки. Как тара для перевозки жидкости бочка была известна на Руси с X в., пиво и мед развозили в «бчелках» и «бочонках». С 1744 г. была установлена «указная» бочка — специально как мера водки в 30 ведер. Существовала винная «беременная» бочка в 10 ведер, а кое-где в провинции сохранилась и медовая бочка в 5 и 10 ведер. До конца XVIII в. в Белоруссии, на Смоленщине и Брянщине имелась смоленская бочка в 18 ведер, которую также применяли в качестве меры алкогольных напитков — меда, пива, водки.

братина

Медовые и другие напитки на братчинных пирах (крестинах, именинах и прочих праздниках) пили вкруговую из братины — шарообразного сосуда, чаще всего с конусообразной крышкой (рис. 2), напоминающей по форме шлем или купол церкви. В братинах мед долго оставался холодным, а сбитень — горячим. Из больших сосудов жидкость черпали чумками, черпальцами и ковшами. Из малых — братинок — пили, как из чаши. Братины употребляли и как поминальные сосуды, их наполняли сытой — водой с медом — и ставили на могилы.

Первые письменные упоминания о братине относятся к XVI в. Простые люди использовали братины из дерева и меди, богатые — из серебра и золота. В последнем случае поверхность сосудов украшали чеканным и гравированным растительным орнаментом, декорировали клеймами и «ложками», эмалью, черневым рисунком на библейские сюжеты. До нашего времени дошли даже братины из кости и кокосового дерева в драгоценных оправах. Серебряные и золотые братины с элементами чеканки и изысканной резьбой составляли предмет гордости царей.

Одной из красивейших считается братина, поднесенная в 1618 г. царю Михаилу Федоровичу женой думного дьяка Петра Третьякова с просьбой помиловать ее мужа, обвиненного в измене. По венцу братины выгравировано изречение: «Истинная любовь уподобится сосуду злату, ему же разбитися не бывает ниоткуда, аще и мало погнется, то по разуму скоро исправится». В XIX-XX вв. старинные братины стали предметом коллекционирования.

Мед, медовые напитки и воск хранили в специальных помещениях — медушах. У простых людей медуши были скромные. В княжеских медушах находились огромные запасы меда и напитков. Известен случай, как из княжеских медуш при набеге на Русь перепились 5 тысяч татар.

В северо-западной части детинца (укрепление вокруг резиденции князя) Новгород-Северского (Черниговская обл., Украина) археологи обнаружили медушу первой половины XII в., построенную сразу после возведения нового оборонительного вала. Она была углублена в землю на 0,7-0,9 м, имела почти квадратную форму (7,4×7,3 м) и вмещала 120-140 полутораведерных корчаг. Размеры помещения указывают на богатство и высокое общественное положение его владельца. Медуша могла принадлежать как новгород-северским боярам или боярской общине, так и князю. Слой пепла и угля, покрывающий постройку, свидетельствует, что она погибла при пожаре [4].

В.П.НАУМКИН
Орловский государственный
аграрный университет
ж-л «Пчеловодство» №6, 2015 г.

Литература

1. Мальм В. А. Промыслы древнерусской деревни. Бортничество // Труды Государственного исторического музея. — М., 1956. —Вып. 32.

2. Наумкин В.П. История, состояние и перспективы развития пчеловодства Орловщины. — Орел, 2000.

3. Наумкин В.П. Пчеловодство Древней Руси в археологических находках // Сб. научных трудов по пчеловодству ОрелГАУ. — Орел, 2015. — Вып. 22.

4. Поляков А.Н. В граде Игореве. — СПб., 2001.

5. Рыбаков Б. Язычество Древней Руси. — М., 1987.

6. Седов В.В. Ранние курганы вятичей. — М., 1973.

7. Третьяков П.Н. Сельское хозяйство и промыслы. История культуры Древней Руси.—М.;Л., 1948. — Т. 1.





Организация и оборудование любительской пасеки
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Общайтесь со мной:

Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong

Хотите получать новые статьи на почту? Введите свой Email

 

 

«С этой статьей также смотрят:»

Ваш отзыв


    Обо мне

    E-mail: petr9921()yandex.ru

    Skype: Petr_MS

    HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика