О пасеке

Пчеловодство, разведение и содержание пчел. Пчелы и здоровье. Огород, сад, дача.

Дек, 2016
28

Удивительно красивое место

Опубликовал: Petr_MS




Рассказы о лесе и его тайнах, про грибы и ягоды. Часть 5

удивительно красивое место

Весеннее лесное лакомство

Я не помню, с какого возраста родители начали брать меня с собой в лес, но если судить по младшим сестрам, то такие выводы нам устраивались с трёх лет. Водили нас в сосновый бор. Это было удивительно красивое место.

По лесной дороге проходишь через смешанный лес, большую часть которого составляют хвойные деревья. И вдруг лес кончается по совершенно прямой линии раздела. Впереди открывается прямоугольник абсолютно чистого, относительно молодого соснового леса. Деревья стоят редко. Они уже достаточно высокие, с голыми стволами. Кроны только высоко вверху, и поэтому весь бор просматривается далеко вперёд и в стороны. Кустов нет вообще.

Земля между соснами поросла низкой травой, потому что бор расположен на западном склоне холма и солнечные лучи, падая на него в послеобеденное, особенно жаркое время, высушивают почву. Среди травы растут кусты лесной земляники. Шириной бор метров в триста. Противоположная его сторона — такая же прямая линия, за которой начинается густой ельник. Нижняя, западная сторона бора выходит к реке, на которой в этом месте, между двумя скалами, стоит невысокая плотина.

Подходы к плотине огорожены деревянным забором, в котором мальчишки постоянно делают лаз, отрывая снизу одну доску. Потому что там, за забором, растут особенно крупные ягоды земляники. Наверху холма бор заканчивается такой же прямой линией, отделяющей молодой сосняк от более взрослого леса.

В восточном углу прямоугольника стоит деревянная вышка, как нам сказали, с неё лесник смотрит каждый день, нет ли где в лесу пожара.

шишечки хвойных деревьев

Весной мы выискиваем на лапах старых елей так называемые крупянки. Это такие мелкие, чуть крупнее гречишного зерна, красноватые шишечки. Они довольно вкусные. Подобные шишечки растут и на взрослых соснах, только они крупнее еловых, величиной с напёрсток, жёлтого цвета, покрыты тонкой, чуть смолистой, плёнкой.

Кто-нибудь обязательно вспомнит, что самые вкусные крупянки — кедровые, но кедры поблизости не растут, и мы их так и не попробовали. Мальчишки лезут на сосну, ломают для девчонок ветки, и мы с удовольствием едим эти шишечки. Позднее я узнала, что это мужские шишечки хвойных деревьев. Когда они выпускают пыльцу, то становятся несъедобными.

сосновые пестики

В это же время мыс удовольствием поедаем сосновые пестики. То есть молодые сосновые побеги и молодую хвою с веток лиственницы.

А ещё со стволов лиственницы мы собираем смолу и жуём её, жуём, иногда до оскомины. И этой же смолой мы замазываем свои царапины и ссадины.

собираем смолу

А ещё рвём под елями нежные листочки заячьей капусты (кислицы) и тоже едим её. Что это было? Неужели отголоски голодных военных лет? Скорее всего, так оно и есть. Хотя большинство из нас родились уже после войны, но присматривали за нами братья и сестры постарше, а им лихолетье ещё то досталось! Но нам эти забавы нравились.

заячьей капусты (кислицы)

Детские забавы в лесу

Летом мы бегаем в бор, собираем землянику. Позднее приходит пора черники. Её тут немного, но, постаравшись, можно набрать по литру. Ещё позднее собираем бруснику. И обязательно с отдыхом и перекусом. На воздухе аппетит появляется ещё тот. Усаживаемся на два бугорка, я и моя подружка на один, старший брат подружки на другой, ноги всех троих удобно пристроились в канавке между бугорками. Брат варёным яйцом ударяет сестрёнку в лоб, пошутил так, чтобы яйцо надколоть, но та плачет, больно. Спустя две минуты уже сестрёнка бьёт яйцом в лоб брата со всей силы, а яйцо оказывается сваренным сильно всмятку. Лицо брата залито сырым желтком, и мы все трое катаемся по земле со смеху. Отомстила сестрёнка.


Вдоль одной из границ бора растут невысокие хвойные кустики. Долгое время мы спорили, что это за кусты такие. Кто-то говорил, что кипарисы, кто-то называл кусты особым сортом можжевельника. Разгадка оказалась прозаичной. Были это молодые сосёнки, только ежегодно, ежедневно, с ранней весны до поздней осени их молодую подрастающую зелень обгладывали козы, которых пастух выгонял сюда на выпас.

А нам нравится прыгать через кусты. Меньшие соревнуются на малых кустиках, их старшие братья и сестры выбирают себе для прыжков кустики повыше. Про эти кусты я вспомнила недавно, увидев пустые травяные газоны перед особняками. Подумала тогда, вот бы сюда, на этот газон, парочку таких кустиков, насколько бы картинка ожила.

Отголоски ГУЛАГа

Вспоминается один из дней сбора земляники. Я с младшими сестрами и мамой. Вместе с нами соседка со своими детьми: девочка мне ровесница, её брат чуть старше нас. Мы собираем ягоды, взрослые разговаривают между собой о чём-то таком, что лежит глубоко в земле. Мне 7 или 8 лет. Я вдруг говорю: «Что это тут, как на кладбище, бугорки какие-то? » Мама меня резко обрывает: «Глупостей не говори! Какое тебе тут кладбище? В лесу-то? »

Шёл то ли 1954, то ли 1955 год. Люди ещё боялись говорить вслух о многом. Только спустя пять-шесть лет взрослые нам, уже не осторожничая, рассказали, что строили ГЭС пленные немцы в годы войны, что бор наш имеет прямоугольную форму, потому что границы его определила колючая проволока, которой был обнесён участок строительства. Что вышка там стоит вовсе не пожарного назначения, а сидели на ней охранники с автоматами. Что бор потому весь такой чистый, что пленные грелись у костров и сожгли всё, что можно было сжечь: пеньки, сучья, кусты, а с сосёнок все ветки, до которых смогли дотянуться.

Что бугорки набору — это самые настоящие могилки с захоронениями умерших пленных. Что жители сначала ходили к стройке посмотреть на пленных немцев, а когда те стали просить у жителей еду, то женщины стали ходить туда, к проволоке, с варёной картошкой и бутылочками молока. Больше носить было нечего, хлеба не хватало самим. Сердобольные русские женщины носили еду измождённым пленным, по-христиански простив их. Охранники женщинам не мешали и не прогоняли от проволоки.

...С тех далёких детских лет бор уже успел зарасти соснами, один раз даже выгорел. Но когда по приезде на родину я встречаюсь со своими сверстниками, то мы.всегда вспоминаем наши детские годы и, конечно, наш чудесный бор.

А когда я прочитала «Архипелаг ГУЛАГ» А. Солженицина, то поняла, почему никто, кроме меня, не пошёл собирать бруснику. Все поселковые знали, что растёт она на могилках-бугорках, и только я, приезжая, не знала об этом. А поняв это и вспомнив обо всех бугорках, встречавшихся мне ранее в лесах, я с великим уважением подумала о тех заключённых, которые хоронили своих товарищей.

Всякий раз они выбирали под захоронения или очень красивое место, или место в непосредственной близости к колючей проволоке, то есть как можно ближе к свободе. Только выбор места захоронения и был доступен им, чтобы выразить свое сочувствие умершим товарищам. А ещё они надеялись, что остающиеся в живых и им потом отдадут такие же почести.

Дедушкин родничок

родник

Мне запомнился день, когда отец впервые взял меня с собой на дедушкин дальний покос. Дальним он назывался потому, что находился в пяти километрах от дома. А я ещё не школьница. Мама сначала не хотела меня отпускать, а потом отец всё-таки её уговорил тем, что обратно пойдёт налегке. Если я устану, то он и поднести меня сможет. Зато ему не так скучно в дороге будет. В общем, мы идём с отцом по лесной дороге, в какой-то момент мне захотелось пить, а воду мы с собой не взяли. Отец просит, чтобы я потерпела, скоро дедушкин ключик будет.

Сколько лет с тех пор минуло, а родник перед глазами до сих пор стоит. И что примечательно, я этот родник потом не однажды видела, а запомнился именно этот первый раз, другие встречи с ключиком в памяти не остались. Итак, мы подошли к ключику. Отец просит, чтобы я подождала, не пила воду, пока он черпачок не сделает. Он уходит в лес, а я сажусь на затесанный обрубок бревна, скамеечку, и смотрю на воду, которая, пробиваясь через щели каменистого дна, стоит между камнями, как в чаше, и потихоньку стекает с камней, чуть слышно журча. Движение воды завораживает, а тоненький ручеёк, пробежав по земле всего два или три метра, перед дорогой ныряет в землю, и дальше его уже нет совсем. Пить очень хочется. А отца всё нет. Я опускаю руки в воду, она очень холодная, но я всё-таки делаю глоток с ладоней. Сразу же жажда пропадает, и я спокойно жду отца.

Наконец он возвращается, в руках у него кусочек бересты. Отец оправдывается: «Берёзки подходящей близко не было, пришлось подальше поискать. Ты уж, наверно, напилась? » Я успокаиваю отца, что только капельку попила. Отец сворачивает из бересты черпачок, закрепляет его расщеплённой веткой, черпает воду и предлагает мне попить: «Пей! Из черпака вкуснее! » Пить из черпачка и правда удобнее, и от свежей бересты идёт приятный запах, а вода кажется особенно вкусной. Отец пьёт сам, потом пристраивает черпачок в воду таким образом, чтобы его не смыло, и придавливает камушком ручку черпака.

По дороге отец рассказывает, что родничок раскопал мой дедушка, когда заметил, что в этом месте всё время земля сырая, даже в засуху. Он же привёз на лошади к ключику несколько камней и выложил ими сначала дно, чтобы вода не мутнела от ила. А позднее привёз ещё камней и выложил что-то в виде чаши, чтобы вода скапливалась. И каждый год дедушка чистил родничок от опавших листьев, а после его смерти расчисткой ключика занимался отец. Впоследствии, когда мы собирались на покос, бабушка всегда просила, чтобы мы принесли от дедушкиного ключика цветки лабазника, чай с ними она любила заваривать.

Интересно, что после смерти бабушки с ключиком что-то случилось, вода в нём пропала. То ли не прочистили вовремя, то ли вода под землёй промыла путь до того места, где ручеёк убегал под землю. Но факт остаётся фактом.

Княженичная поляна

княженика

На покосе отец вырубает какие-то кусты, а мне даёт семена репы и просит посеять их на выгоревшем от костра месте. Репа любит расти по золе. Не успела я еще посеять все семена, как вдруг слышу зов отца. Бегу к нему. Отец стоит на краю полянки. А полянка вся в розовых звёздочках, мелких цветочках. Приглядываюсь. Стоят довольно высокие кочки, а на этих кочках цветут какие-то растения. Только их так много, что кочки сливаются, и кажется, что цветёт вся полянка. Отец говорит, что это цветёт княженика, ягод будет в этом году много.

Когда возвращаемся назад, снова подходим к роднику. Черпачок лежит тут же, только уже на другом месте. Значит, кто-то шёл мимо, напился и снова положил черпачок на место. Пригодился.

Княженикой мы в то лето полакомились. Поспевала она не одновременно, когда мы первые ягоды начали срывать, то кое-где ещё цветки виднелись. Так что удовольствие лакомиться было продолжительным. Кроме этой полянки с княженикой, я в ближних лесах её больше нигде не встречала. Очень редкая ягода.

княженика

Но однажды, когда я училась в старших классах, случилось вот что. Приходит как-то летом отец с работы и говорит: «Ну, мать, собирай завтра девчонок в лес, княженику собирать, я уже и с машиной договорился». Мать в удивлении, какая княженика может быть такая, что всех надобно за ней посылать? А отец настаивает, всех брать надо, поляна большая.

А дело было так. Послали отца, который работал водителем ремонтной летучки, на машине с двумя ремонтными рабочими в лес на делянку. Там у лесорубов какой-то трактор сломался, требовалось его починить. Отец ремонтников привёз, а самому ему делать нечего, он и отправился по лесу ходить, авось грибы попадутся. И набрёл на сухую болотину с княженикой. Ягоды нетронутые, все спелые, болотина далеко от жилых мест, про неё, видимо, никто и не знал. Выбрали мы впятером полянку за четыре часа. Ягод набралось больше полутора вёдер! Поскольку свежими ягодками полакомиться понемножку нам каждому с покоса доставалось, то решили всю собранную княженику на варенье пустить. Долго ещё после того лета доставали по баночке на праздничный стол, угощая дорогих гостей редким вареньем.

княженику собирать

А позднее отец рассказал, что в тот же год по болотине прошла лесовозная дорога и вряд ли там будет когда-нибудь ещё княженика. А у меня до сих пор стоят перед глазами две картинки: полянка с цветущей княженикой (такого обилия цветков княженики больше мне не пришлось увидеть) и кочки со свисающими тяжёлыми кистями душистых, сочных ягод, которые я очень осторожно снимаю с веточек.

***

Посчастливилось ли кому-то ещё испытать такое необыкновенное чувство удивления, радости и удовлетворения, какое подарил мне лес? В разные годы и в разных местах великое множество разных происшествий. Разве их можно забыть? И разве их можно заменить чем-то другим? Нет, не хотела бы я, чтобы всего этого не было в моей жизни. Вот таков будет мой ответ той женщине на скамейке, которая не захотела пойти в лес хотя бы раз, хотя бы на экскурсию!

Часть 1,  Часть 2,  Часть 3, Часть 4

Г. Тарасова, г. Кострома
г-та «Дачная» №22, 23, 2016 г.





Организация и оборудование любительской пасеки
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Общайтесь со мной:

Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong

Хотите получать новые статьи на почту? Введите свой Email

 

 

«С этой статьей также смотрят:»

Ваш отзыв


    Обо мне

    E-mail: petr9921()yandex.ru

    Skype: Petr_MS

    HitMeter - счетчик посетителей сайта, бесплатная статистика